лицо Chozzet'а

дневник Чоззета

,силуэта роберта

Previous Entry Share Next Entry
Страх и обман
лицо Chozzet'а
chozzet
Какая-то внезапная соломинка сломала мою спину и на мое распластанное по песку тело хлынул поток откровений.

Меня вырастили страх и обман, обман и страх. Нет, меня не пугали, а доля неправды была довольно честной, если так можно сказать. Так вышло, что я испугался сам. Крепко-накрепко испугался, будучи еще совсем маленьким. Я пожил так немного и увидел, что другие живут иначе, без испуга. Как следствие, я испугался, что о моем испуге кто-нибудь узнает. И я начал врать.

Я так много врал, что пожалуй, могу написать об этом хорошую книгу. Ложь во спасение, ложь от безысходности, ради краткой отсрочки на вечер, ложь по привычке, двойная, тройная, врать там, где уже врать было не нужно. Это стало моим воздухом и я дышал им в полную грудь. А страх во мне рос, будучи защищенным и неувиденным.

Со временем страх и обман стерлись как явления и вросли в меня самого. Я был частью своей собственной лжи, построенной на страхе того, что кто-то узнает о моем испуге. Чего я испугался, я уже не помнил, но это было неважно. С тех пор в своем сознании я не мог ни на чем сконцетрироваться - все, что я представлял в своей голове непрерывно менялось. Привожу пример: крокодил вырастал в дракона, глаз дракона становился огромным и занимал собой все, после в поверхности глаза начинала плавать рыба и след, оставленной той рыбой на воде становился пером птицы. Я был довольно мал и такое мне нравилось. Я часто гулял в одиночку, потому что этот калейдоскоп в моей голове никогда не давал мне скучать. Собственно, почти все детство и юношество я провел, шатаясь по городу.

Необходимость постоянно держать в голове разные уровни и количества лжи, выдрессировала мои мозги. Я научился анализу, раздумывая над тем, кто какую ложь может принять, и немедленно пробуя это на практике. Границ для меня не было. Родные, друзья, знакомые, контролеры, кондукторы, охрана и просто случайные люди. Я сверкал. Для каждого я придумывал свою историю, я находил лазейки в их сознаниях, научившись говорить то, что человек хочет услышать еще до того, как он сам это понял. То, как и где была стерта одежда, какая это была одежда, их обувь, глаза, прически и то, как они говорили - я использовал все. Это дарило мне пьянящую свободу и принесло множество поистине странных знакомств и встреч. Я проехал по стране от Москвы до Иркутска. Да, нередко бывало так, что я ошибался, но это можно было решить внеся еще больше лжи и отступить.

Не имея ядра и собственной личности, я не имел и моральных принципов. Железное правило было только одно - нельзя было употреблять алкоголь, табак и все, что могло повлиять на чистоту рассудка, так как я мог потерять над собой контроль и выдать себя. Я прожил почти двадцать лет, ни разу не коснувшись ничего из этого списка. Я не пристрастился ни к чему из этого и позже, только попробовал по разу и забросил снова.

Страх и обман воспитали во мне привычку бежать от всего, что требовало вовлечение меня целиком. Отношений я поддерживать не мог и не мог ничем заниматься - длительное пребывание с одним и тем же человеком грозило ошибками. И в последствии я лишился возможности вообще что-либо начинать и делать. К этому времени я вырос и пришло время выбирать свой путь, но я не мог. Я оказался в ловушке, сотворив свою самую грандиозную ложь - я обманул самого себя, запретив думать об обмане.

Я провел в тумане пять долгих лет, бездумно и изощренно изгибаясь и избегая всего, что меня настигало. Я не сделал ничего за полторы тысячи дней. Я потерял год назад документы и даже не попытался их восстановить. Во мне разочаровывались те немногие, которых я устраивал таким, каким был(да, были и такие). Я продолжал существовать, тихо и мелко дыша, не поднимая глаз, не в силах остановить собственный поток образов.

Холодный дождь что-то сломал во мне. Я оказался на улице, промокший до кости, без прошлого, без единой мысли о будущем, бессильный больше врать. Мои мозги остановились. Это было ударом, выстрелом, корабельной доской над морем с акулами. Мне странно и ново сейчас. Я уже несколько дней шепчу или говорю вслух "Страх и обман", "Обман и страх", когда остаюсь один или когда меня никто не может услышать. Я не знаю что мне делать. Хотя, одно написано теперь на мне изнутри.

Не бояться и не врать.

?

Log in

No account? Create an account